Get Adobe Flash player
08/09/2017, 08:57
30-let-nazadМНЕ ДОРОГИ ЭТИ ПОЗАБЫТЬ НЕЛЬЗЯ…   Ровно 30 лет назад Анатолий Александрович Цепкало отправился в свой первый экстремальный поход по маршруту...
29/03/2017, 12:01
konferentsiya 24 марта 2017 г. в МБУК «Воркутинский музейно-выставочный центр» прошла научно-практическая конференция «Воркута....
02/11/2016, 14:20
klichanovskiiСОХРАНИТЬ, ЧТОБЫ ПОМНИТЬ к 90-летию журналиста, фотокорреспондента В.Г. Кличановского   Документы личного происхождения – это важнейшие...
04/04/2016, 09:40
otkrytyj-arkhiv          Архив – активный участник муниципальных проектов. В 2012 году в Воркуте стартовал муниципально-общественный проект...
22/10/2015, 14:40
fotogalereya     Воркутинский архив представляет вашему вниманию фотографии из фотоальбома «Воркута юбилейная», выпущенный в 2013 году к...
02/02/2015, 15:48
ryzhkovskaya-purgaвзгляд через годы РЫЖКОВСКАЯ ПУРГА   Это было 25 лет назад. 8-9 февраля 1990 года на Воркуту обрушилась невиданная доселе пурга. И именно в эти...
18/03/2014, 15:55
vnimanie-konkursИтоги конкурса «Архивы – хранители истории».   Дорогие друзья!          14 марта в МБУ «Воркутинский муниципальный...
21/01/2014, 08:17
konkurs-3Все призовые работы конкурса опубликованы на сайте архива Дорогие друзья!        20 ноября в Центральной городской библиотеке им....
20/01/2014, 14:54
68-letГородскому архиву – 69лет!      История зарождения воркутинского архива берет свое начало с 1948 года, когда при горисполкоме был открыт...

взгляд через годы

РЫЖКОВСКАЯ ПУРГА

 

Это было 25 лет назад. 8-9 февраля 1990 года на Воркуту обрушилась невиданная доселе пурга. И именно в эти два дня в городе находился с официальным визитом Председатель Совета Министров СССР Н.И.Рыжков. С тех пор  пургу эту так и называют – рыжковская. В средствах массовой информации и, в частности, в газете «Заполярье» было достаточно материалов об этих экстремальных днях, принесших Воркуте как человеческие жертвы, так и значительный экономический ущерб. Но, наверно, мало кто из воркутинцев читал публикацию Степана Илецкого в газете «Республика» (за 11 июня  1999 года), в которой дал свою оценку тем февральским событиям бывший тогда генеральный директор АЭК «Комиэнерго» Михаил Данилович Косолапов. Отрывок из этого очерка, который называется «Последний  «генерал» республики», в числе других материалов мы и предлагаем для начала (с некоторыми  сокращениями) читателям  «Заполярья».
Когда я попросил Михаила Даниловича рассказать о наиболее ярком событии в его жизни, он за­говорил не о себе.
Я давно хочу, чтобы люди узнали правду о трагических февральских днях Воркуты 1990-го, о масштабах катастрофы, грозившей тогда городу, но главное — о том, кто своими решениями спас Воркуту от неминуемой гибели.
О событиях, которые произошли в Воркуте в начале февраля 1990 года, во время визита в заполярный город тогдашнего премьера союзного правительства Николая Ивановича Рыжкова, мы знаем и много, и мало. Десятки журналистов, прибывших освещать визит Председателя Правительства и ставших участниками и очевидцами страшной метели, представили читателям чуть ли не поминутную хронику тех двух дней. С другой стороны, и сегодня неизвестно точное количество замерзших в ту пургу воркутинцев. Один из руководителей местного штаба ГО и ЧС  называл мне спустя год после трагедии цифру почти в полтора десятка человек.
Пурга начала разыгрываться к вечеру в день прилета Николая Ивановича Рыжкова. Синоптики заранее предсказывали ухудшение погоды. Но вряд ли кто-то мог предположить, что к 18 часам порывы ветра начнут достигать 40 метров в секунду. Обычно городской штаб по чрезвычайным ситуациям в такие моменты прекращает движение пассажирского транспорта по кольцу, оповещая об этом горожан по радио. Однако в тот день распоряжение явно запоздало. Десятки пассажирских автобусов оказались на трассе именно в тот момент, когда шквал из тундры достиг максимальной силы. Трассу задуло в считанные секунды.
О том, что в тундре произошла трагедия, мы, несколько журналистов республиканских изданий, находившихся в тот день в Воркуте, поняли сразу, как только в гостиницу начали привозить обмороженных людей. На несколько часов гостиница превратилась в лазарет для пострадавших.
Но оказывается, в те минуты не только журналисты, но и руководители города не предполагали, что уже произошло событие, поставившее на грань гибели весь заполярный город.
- Вечером, чуть ли не на четвереньках, я пробрался из здания гостиницы в здание Воркутинских электрических сетей. Шел почти час (расстояние между зданиями менее ста метров), — вспоминает Михаил Косолапов. Специалисты сетей обрисовали картину: пурга разрушила энергоснабжение Воркуты. Повреждены линии, по которым электричество подается на водовод и в поселок Юнь-Яга. Если в ближайшие часы энергоснабжение не будет восстановлено, городу конец. Без воды и электричества осталась ТЭЦ-1, обогревающая Воркуту. Останови­лись насосы, откачивающие воды из шахты «Юнь-Яга». Замерзал поселок. Стало затапливать шахту. Никаких иллюзий в тот момент мы, энергетики, не питали — найти повреждения на линии при ну­левой видимости и штормовом ветре практически невозможно.
Косолапов вместе с руководителем электросетей Андреем Лерхом и главным инженером Василием Шеиным приняли решение — попытаться собрать из трех линий одну. Был небольшой шанс того, что какие-то провода уцелели и из них можно составить единую цепь. Поиск шел всю ночь, однако успехом он не увенчался. К утру «генерал» «Комиэнерго» отдал приказ оснастить рациями два оставшихся у энергетиков вездехода (остальные комиссия по борьбе со стихией мобилизовала на кольцо) и отправлять их на поиск повреждений в тундру, к водоводу.
К утру пришлось принимать и еще одно решение. Косолапову позвонил главный инженер ТЭЦ-2 Виктор Чейда с докладом: если вода и дальше будет подаваться на город, котельная встанет через три часа. Город необходимо отключать.
- Отключай, - отдал приказ генеральный.
Именно смелость и высочайший профессионализм Чейды, считает Михаил Косолапов, стали одним из решающих факторов спасения Воркуты.
Утром, доложив находящемуся в Воркуте министру энергетики СССР обстановку и получив от него распоряжение явиться в горадминистрацию, где Рыжков назначил заседание штаба по борьбе со стихией, Косолапов вновь отправился в электросети.
Новости здесь были угрожающие. Все попытки включить линии ока­зались тщетными. К тому же, сообщил Шеин, представители штаба ГО и ЧС отобрали оба подготовленных вездехода и отправили их на кольцо.
До здания горисполкома Косолапов добирался пешком. У дверей стояли те самые вездеходы, которые штаб отобрал у энергетиков.
Косолапов подоспел к окончанию одного из докладов.
 Ситуация в городе под контролем, - такими были последние слова, которые услышал он и от которых волосы, по собственному признанию, поднялись дыбом. Но обдумать то, как бы подипломатичнее обрисовать ситуацию, он не успел. Министр энергетики наклонился к Рыжкову:
Пришел энергетик, давайте дадим слово ему.
Не знаю, о чем шла речь до меня,- заявил Косолапов. - Но последняя фраза меня насторожила. Ситуация не только не контролируется, она катастрофическая. Если за световой день не успеем найти повреждения на линиях и не подадим энергию на ТЭЦ-1, надо готовить население города к эвакуации. Воркута в этом случае обречена.
После этих слов в зале повисло гробовое молчание. Рыжков прервал тишину:
Продолжайте.
Мы готовили бригады, чтобы утром выехать на поиск повреждений. Но вездеходы отобрали. Они стоят здесь, у крыльца. Но и этих вездеходов недостаточно. Нужно, как минимум, еще три, оснащенных рациями. Тогда будет шанс, но не гарантия, что мы спасем город. Мы уже из-за нерешительности потеряли несколько часов светлого времени суток, — безжалостно добавил Косолапов.
Ясно, — сказал Рыжков. — Кто руководит гражданской обороной в городе?
Встал тогдашний руководитель.
Выделить три вездехода.
Все вездеходы на кольце, там гибнут люди, Николай Иванович!
Кто командует погранвойсками?
Я, — вскочил плечистый полковник.
Сколько у вас вездеходов?
26, но все они спасают людей и не оборудованы рациями. Собрать их невозможно.
Генерал!
К Рыжкову подошел военный из свиты, прилетевшей с премьером из Москвы.
— Идите и обеспечьте немедленное выделение энергетикам трех вездеходов с рациями. Возьмите их прямо в аэропорту.
Буквально через день Рыжков должен был посетить с официальным визитом Таиланд. Поэтому его вылет из Воркуты рассматривался как вопрос государственной важности. С утра в аэропорту постоянно готовили полосу для самолета премьера. Отсюда и ушли вездеходы к линии электропередачи, идущей к водоводу. Позже самолет премьера пошел на взлет с запорошенной снегом полосы, летчики согласились рискнуть только по личному приказанию премьера.
К вечеру, почти уже в сумерках, бригада Василия Шеина, самой первой выехавшая на линию, нашла повреждение. Правда, неизвестно было — последнее оно или есть еще? Но повезло. К этому моменту на «Юнь-Яге» вода дошла до основания двигателей, откачивающих шахтные воды. Считанные мгновения, и откачивать ее было бы нечем. Минуты решили и судьбу всего города. Когда подавали воду в водовод, там уже было полно шуги. За сутки эту воду, закаченную в котлы, удалось разогреть всего лишь до 30 градусов.
Никогда за все годы своего существования Воркута не была так близка к гибели. Спасли ее, убежден Косолапов, не только действия сотен людей, участвовавших в борьбе со стихией, но и несколько слов и решений премьера, человека излишне, как всем тогда казалось, интеллигентного, спокойного, не повышающего тон в самых критических ситуациях.
Вот еще один малоизвестный широкому кругу читателей материал о рыжковской пурге – фрагмент из воспоминаний  бывшего руководителя  медицинских учреждений Комсомольского района Светланы Анатольевны Шевченко, опубликованные в книге А. Бернштейна «На рубеже веков» (Сыктывкар, 2002 г.)
«…По трагической случайности на кольце автомобильной дороги (на целых семь часов!) был захвачен пургой и автомобиль, в котором находился Председатель Совета Министров СССР Николай Рыжков. Потребовались поистине героические усилия,  чтобы вызволить из снежного плена столь высокого гостя, прилетевшего  в  Воркуту в  демисезонном пальто и туфлях. Да и сам премьер, я думаю, на всю жизнь запомнил этот далеко не рядовой эпизод. Материально-техническая помощь, которая была оказана Воркуте для устранения последствий стихийного бедствия, была просто царской. Едва ли она была бы такой щедрой, если бы  глава Правительства Союза узнал о ней только из газет.
Если говорить честно, то к такому стихийному бедствию мы оказались просто не готовы. Все осложнялось тем, что использовать какой-либо транспорт не представлялось возможным. Пришлось в этих условиях все организовывать с нуля. Мы вынуждены были  поступить так: разбили улицы и кварталы поселков на зоны, закрепленные за медиками по месту их жительства, и в случае необходимости направляли персонал в соответствии с этим вновь организованным закреплением.
 И, как часто это бывает, экстремальная ситуация сразу же высвечивает: кто есть кто. Оказалось, что те, которые очень часто с разных трибун говорили о высоком долге врача и другие  правильные речи, зачастую либо отказывались от участия в оказании какой-либо  неотложной помощи, либо просто не поднимали телефонную трубку, хотя было понятно, что нигде, кроме дома, они не могли быть при таком урагане. И в то же время ряд сотрудников, скромных и незаметных в обычной жизни, добирались пешком до нуждающихся в помощи и оказывали ее. Одному из медицинских работников пришлось добираться по такой пурге на квартиру к роженице и принимать экстренные  роды.
Это был день проверки истинных человеческих качеств. Стихийное бедствие высветило и многие факты безхозяйственности, разгильдяйства, равнодушия. Этот ураган и все, что было с ним связано, очень яркий эпизод в нашей северной жизни, который останется в памяти навсегда».
 А это уже из газеты «Заполярье» за 17 февраля 1990 года – свидетельства  о том, что пришлось лично увидеть и пережить в те страшные двое суток людям, непосредственно оказавшимся в зоне бедствий.
Э.Гервик (работал в то время в пожарной службе):
- Я выезжал в район Монтажного спасать обмороженного человека.   К сожалению, обратились за помощью слишком поздно, назад вернулся с трупом. И здесь, в подтверждение сказанного газетой о низком уровне организации спасательных работ, не могу молчать. Когда я добрался до места, там находились шнекоротор и два вездехода с рацией. Каждый при этом имел свою конкретную задачу. Тогда мне подумалось, почему не было объявлено в эфир: «Всем, кто меня слышит, всем, кто находится в районе АЗС Монтажного, гибнет человек, ответьте!». Уверен, каждый отозвался бы, но…
Н.Аммосова:
- В самые страшные часы урагана, недалеко от пос. Промышленного, в остывшем автобусе скопились 80 человек. Среди них и мой муж – проходчик с «ОктябрьскойСтрашно подумать, какой трагедией могла закончиться для них эта ночь, если бы через 12 часов к автобусу не пробрались два смельчака. Общими усилиями открыли двери и колонной по трое, поместив в середину женщин и более слабых, тронулись к поссовету. Пятьсот метров до цели они преодолевали полтора часа! Там всех обогрели и накормили. За второй многочисленной группой людей, застигнутых бураном, ходили еще двое из поссовета.
Елена Шевелева, фельдшер «Скорой помощи», которая буквально по часам и минутам представляет свою хронологию минувшей стихии:
7 февраля
18 час. Заступила на дежурство. Предупредили, что с утра будем на спецобслуживании.
8 февраля
7 час. 20 мин. Из аэропорта вместе с колонной сопровождения выезжаем на западное кольцо.
8 час. 20 мин. Прибыли на «Заполярную».
11 час .20 мин. Узнаем, что бригада, которая должна нас сменить, застряла на полпути. Наша машина неисправна. Быстро перекладываем  аппаратуру в резервную машину.
11 час. 40 мин. Застреваем недалеко от шахты «Заполярная». Видимость нулевая.
12 час. 30 мин. Водитель информирует о том, что бензина хватит часа на три. Наш «УАЗ» раскачивает, как лодку, продувает насквозь.
14 час. В машину протискивается весь заиндевевший  работник милиции. Сообщает, что как только вывезут правительственную делегацию, придет помощь за нами.
16 час. Задыхаясь от снега, с трудом движемся к автобусу, где, как нам сообщили, есть пострадавший—водитель рейсового автобуса. Меня трясет от холода. Кое-как набрала в шприц  лекарства, делаю обезболивающий.
17 час. Пострадавшего вносят в нашу машину. Водитель сообщает, что бензин на исходе. Помощи все нет.
18 час. 20 мин. Мужчины добыли где-то два ведра бензина.
22 час. Услышали шум вездехода. Спасение! Увы, он набит до отказа.
22 час. 30 мин. Еще один  вездеход. Но и он загружен.
0 час. Клонит ко сну.
9 февраля
5 час. Вот и утро. Мы живы, работает мотор. А помощи все нет.
9 час. 20 мин. Мужчины снова уходят добывать горючее. Находят его в стоящей впереди милицейской машине. Вспомнили, что больше суток без еды… Пурга  не унимается.
15 час. 40 мин. Есть вездеход! Мужчины остаются, женщины едут на Воргашор.
16 час. В вездеходе холодно, везде снег. Через каждые 5-10 минут останавливаемся, подбираем людей – замерзших, обмороженных, обезумевших. Есть и дети…
17 час. Довозят до «Скорой» на Воргашоре. Вдруг по радио слышу информацию о четкой работе городского штаба, что, мол, всем пострадавшим на кольце подвозится горячее питание, теплые вещи… У меня начинается истерика.
10 февраля
7 час. Нас повезли в город. Стихия улеглась. По всей дороге скопище машин, остывших и безжизненных. Некоторые перевернутые. Приезжаем к себе на «Скорую». Прошло немногим больше двух суток с тех пор, как мы отсюда уехали. Но чего они  стоили!
           
В официальной информации руководства горкома партии («Заполярье» за 14 февраля 1990 года) сообщается, что в результате пурги 8-9 февраля погибли практически в черте города пять человек. В этом же номере газеты  горком партии и исполком горсовета выражают соболезнование родным и близким погибших.
В течение марта 1990 года решениями исполкома горсовета за мужество и личную отвагу, проявленные во время стихии 8-9 февраля, 43 человека награждены Почетной грамотой горисполкома, 24 человека представлены к Почетной грамоте Президиума Верховного Совета Коми АССР и 22 человека - к Почетной грамоте Совета Министров Коми АССР. Всего 89 воркутинцев - людей различных специальностей, выполнявших свой профессиональный и человеческий долг в самых экстремальных ситуациях.
            А сколько было их еще, безымянных героев! Даже и сегодня, спустя 25 лет, их воспоминания были бы бесценными для нынешнего поколения.
 
 
             
 Материал представлен из архивных фондов:
                                                                               «Совет и администрация МО ГО "Воркута"»
                                                    «МУП "Редакция газеты "Заполярье" МО  "Город Воркута"»
                                                              «Коллекция фотодокументов по истории г. Воркуты»
 rig purga_1990
    На снимке: Председатель Совета Министров СССР Н.И.Рыжков во время пребывания в Воркуте.
    Фото  В.Шкильнюка  («Заполярье» за 10 февраля 1990 года).   

 

У вас недостаточно прав для добавления комментариев. Необходима регистрация.